Новости

06.02.2018

Борьба с вкладчиками?

5 февраля в эфире телеканала РБК-ТВ (Программа «Токарев. Дело») анализировались два самых обсуждаемых кейса в сфере банковских вкладов.

Первый – это решение Коллегии Верховного суда РФ, подтвердившей законность действий Сбербанка России, который отказал своему клиенту в снятии наличными деньгами вклада по причине «подозрительности» операции. В 2015 году гражданин перевел на свой вклад в Сбербанке 56 миллионов рублей и попытался снять эту сумму на следующий день. Однако банк ему отказал, сославшись на Федеральный Закон №115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Сделка показалась экспертам кредитной организации подозрительной. Банк попросил вкладчика предоставить свидетельства законности происхождения этих денег. Представленные объяснения не удовлетворили банк, который предложил вкладчику сделать обратный перевод средств в банк-отправитель. Вкладчик попытался оспорить решения Сбербанка, однако все уровни судебной власти подтверждали правоту банка.

Второй случай – это целая серия обращений Агентства по страхованию вкладов в арбитражный суд о взыскании с граждан сумм вкладов, полученных ими непосредственно перед отзывом лицензий у банков.

В программе приняли участие член совета директоров Национального рейтингового агентства Алина Розенцвет, партнёр FMG Group Михаил Фаткин и Управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин. Ведущий программы – Кирилл Токарев.

Относительно кейса в Сбербанке России, эксперты отметили, что его вряд ли можно воспринимать как типичный. Далеко не всякий россиянин в своей жизни совершает многомиллионные операции по «обналичке», причем на следующий день после перевода из другого банка. В данном случае банк обязан был идентифицировать операцию как подозрительную и произвести дополнительную проверку. Очевидно, что ответ клиента не смог рассеять сомнения банка о происхождении денег. Поэтому, действительно, правовых претензий по действиям по поводу отказа в Сбербанка выдать деньги.

Однако возникает методологический вопрос к системе противодействия подозрительным транзакциям. Данные о попытке проведения подозрительной операции и ее запрете банком, поступили в Росфинмониторинг непосредственно после первой попытки. Проходит 3 года, клиент безуспешно судится со Сбербанком. И Сбербанк, и суды подтверждают, что операция может восприниматься как подозрительная и поэтому можно отказать в ее осуществлении. Но никаких дополнительных действий по проверке «подозрительного гражданина» не производится. Ни Росфинмониторинг, ни правоохранительные органы за два года ни разу не поинтересовались, что на самом деле стояло за злополучной операцией. Возможно, что Росфинмониторинг, используя свои методики, оценил операцию как неопасную. Но в этом случае логично было бы сообщить об этом в кредитную организацию для снятия ограничений.

Оценивая действия АСВ в отношении вкладчиков, забравших свои вклады перед отзывом лицензии, эксперты подчеркивали, что Агентство обязано защищать финансовые интересы кредиторов, в том числе оспаривая подозрительные сделки.

В то же время Марат Сафиулин обратил внимание на то, что пока не доказано, что вкладчик вступил в сговор с менеджментом банка, он является добросовестным вкладчиком. Соответственно, основанием для обращения в суд на возврат денег должно быть не формальные критерии, а наличие свидетельств сговора или иной недобросовестности вкладчика.

Посмотреть программу можно на сайте телеканала


Возврат к списку