Новости

07.02.2017

Российский потребитель четверть века под защитой закона

7 февраля исполняется 25 лет закону «О защите прав потребителей».

За прошедшие годы этот правовой акт позволил отстоять свои права миллионам россиян, сделал отношения покупателей и продавцов более ясными и справедливыми. Закон создавался в 91 году прошлого века группой юристов, лидеров потребительских организаций, среди которых были Валерий Петропавловский, Александр Аузан, Петр Шелищ, Евгений Суханов, Леонид Бочин.  

Справедливости ради надо отметить, что еще в 1991 году законы по защите прав потребителей были приняты Верховным Советом СССР (но так и не вступил в силу), а также Верховным Советом Украинской ССР. На постсоветском пространстве российский закон был не самым первым, но, по мнению, отечественных и зарубежных экспертов, на момент его принятия оказался одним из самых проработанных и эффективных в мире. Разработчики детально проанализировали позитивный и негативный опыт потребительского законодательства в других странах и учли специфику зарождающегося отечественного капитализма, который в то время, как правило, к потребителю относился, мягко говоря, «не по-джентельменски». 

Из истории взаимоотношений потребителей и продавцов

Противостояние продавца и потребителя началось на заре товарных отношений, о чем свидетельствуют ранние своды законов. Они предусматривали наказание за продажу некачественного товара, за обман при торговле или предоставлении займа. Так, например, в соответствии с законами царя Хаммурапи, если кредитор обманывал должника при возврате им долга, то такой проступок, как минимум, карался потерей кредитором всей суммы долга, а в некоторых случаях кредитор обязан был выплатить обманутому заемщику до 6 сумм долга. 

В римском праве через понятие договора была впервые сделана попытка системно оградить потребителя не только от некачественного товара или услуги, но и от непредоставления продавцом информации, необходимой для «честной» сделки. Сокрытие важной информации подразумевало возможность признания договора недействительным. 

При капитализме, когда товарно-денежные отношения проникли практически во все стороны жизни, противоречия между потребителями и продавцами обострились. Не спасали даже разработанная система законодательства и суды. Производители и продавцы оказывались значительно лучше готовы к судебным разбирательствам, чем потребители. Они значительно лучше разбирались продаваемом ими товаре, а также располагали профессиональными юристами и адвокатами. 

Начиная с 19 века в западных странах, в первую очередь в США, стали создаваться союзы потребителей, которые пытались противостоять диктату продавцов, одерживая иногда локальные победы. 

В конечном счете активность организованных потребителей, которые составляли практически 100% электората в западных странах, привела к тому, что историки 20 века назвали мировой консьюмеристской (потребительской) революцией. 15 марта 1962 года Президент США Джон Кеннеди произнес знаменитую речь, которая с легкой руки журналистов осталась в истории как «Билль о правах потребителей». В этой речи были провозглашены 4 базовых права потребителей:

  • Право на безопасные товары и услуги. Важно, что в данном случае имелась ввиду безопасность не только по отношению к здоровью покупателя, но и по отношению к его кошельку.
  • Право на выбор товаров, т.е. никто не в праве навязывать потребителю товар определенного изготовителя. В конечном счете право на выбор подразумевает свободные рыночные отношения.
  • Право на предоставление информации, необходимой для оценки товара или услуги
  • Право быть услышанным, то есть, потребитель должен иметь возможность проинформировать общество о нарушении его прав как потребителя конкретным продавцом или производителем, а также обратиться к государственным или общественным институтам за помощью 

Выступление Президента Кеннеди стало сильнейшим триггером развития потребительского движения во всем мире. Во многих странах стали приниматься законодательные акты по защите прав потребителей, повсеместно создавались государственные и общественные консьюмеристские организации. 

Всемирная организация потребителей (Consumer International) вскоре дополнила перечень базовых потребительских прав, включив в него:

  • Право на потребительское образование, что оказывается исключительно важным при реализации сложных товаров и услуг, например, финансовых, для понимания которых недостаточно просто прочитать договор или инструкцию.
  • Право на возмещение ущерба 

А также два социальных права:

  • Право на удовлетворение базовых потребностей
  • Право на здоровую окружающую среду. 

Именно этот расширенный перечень лег в основу Руководящих принципов ООН для защиты интересов потребителей, принятых в 1985 году. Этот документ использовался для создания национальных потребительских законодательств многих стран, в том числе, закона «О защите прав потребителей» в РФ. 

Руководящие принципы неоднократно дорабатывались и дополнялись. В последней редакции 2016 года, в частности, появились разделы по финансовым услугам, электронной торговле, «содействие рационализации потребления», «содействие защите экономических интересов потребителей». 

Мировое движение по защите прав потребителей, которого очень боялись предприниматели 50-х и 60-х годов, на самом деле вызвало повсеместно скачок потребления, причем не только в количественном, но в первую очередь, в качественном отношении. Во многом благодаря консьюмеристской революции мировая экономика и наука поучили в конце 20 – начале 21 века мощнейшие стимулы для развития. Ни одна из стран мира сегодня не может игнорировать международные потребительские нормы, поскольку их несоблюдение, по сути дела, «ставит крест» на возможностях продажи товаров и услуг на международном рынке и серьезно осложняет конкуренцию на своем собственном. 

Защита прав потребителей в России 

Принятие Закона «О защите прав потребителей» совпало с моментом перехода от плановой советской системы к практически нерегулируемому рынку с огромным количеством новых экономических субъектов, ориентированных на максимально быстрое извлечение прибыли. 90-е годы, особенно их первая половина оказались одним из самых сложных периодов для национальной системы защиты прав потребителей. Проблема заключалась не только в почти в полном правовом нигилизме нового класса отечественных предпринимателей, но и в неготовности потребителей отстаивать свои права. По воспоминаниям деятелей российского потребительского движения, в первой половине 90-х годов было очень непросто уговорить пострадавших потребителей отстаивать свои права. Очень важную позитивную роль тогда сыграли российские СМИ, которые регулярно сообщали о потребительских баталиях, о том, как на практике может дать гражданину закон «О защите прав потребителей».

Закон предоставлял потребителю, как «слабой» стороне договора, ряд преимуществ в спорах с продавцом товара/услуги.

Во-первых, он определял минимум потребительских прав, которые должен содержать любой договор о продаже. Если такой договор содержит нормы, противоречащие потребительскому законодательству, то стороны должны действовать в соответствии с законом «О защите прав потребителей». 

Во-вторых, он давал потребителю ряд очень важных преимуществ при судебном разбирательстве. Потребитель освобождался от необходимости уплаты судебной пошлины. Он мог также пользоваться бесплатной юридической поддержкой Роспотребнадзора или общественных объединений потребителей. Ответственность за нарушение потребительского законодательства предполагала выплату нарушителем в пользу потребителя штрафа за несвоевременное исполнение требований, а также компенсации морального вреда. Важно, что потребитель мог выбирать суд, где должно проходить разбирательство. 

В-третьих, Закон определил институты, которые были призваны защищать права потребителей: Роспотребнадзор, Федеральная антимонопольная служба (в сфере рекламы), а также общественные объединения потребителей. В отношении объединений потребителей Закон предусматривал механизмы материальной компенсации работы по бесплатной юридической защите потребителей. 

Благодаря Закону, активной деятельности Роспотребнадзора и общественных организаций удалось к середине 90-х годов стабилизировать ситуацию в сфере потребительских отношений. Субъекты рынка, столкнувшись с крупными штрафами за неисполнение потребительского законодательства, постепенно стали серьезнее относиться к выполнению минимальных требований закона. 

Закон «О защите прав потребителей» развивался вместе с изменением ситуации на внутреннем потребительском рынке, а также в соответствии с новациями в международном потребительском законодательстве. С 1992 по 2016 год было принято 24 редакции закона. 

Если оценивать практическую значимость Закона, то можно обратиться к официальной судебной статистике. С 2007 года по первую половину 2016 года суды РФ рассмотрели 2 миллиона 400 тысяч исков в защиту прав потребителей (без учета автострахования). По этим искам в пользу потребителей взыскано с нарушителей закона 150 миллиардов рублей. В сфере финансовых услуг (без учета автострахования) за указанный период их рассмотрено 744 тысячи исков и взыскано с нарушителей почти 50 миллиардов рублей. И это только судебная практика. В большинстве случаев претензии потребителей решаются в досудебном порядке, если, конечно, потребитель активно отстаивает свои права и проявляет готовность идти вплоть до судебного разбирательства. 

Несмотря на в целом позитивное влияние Закона на потребительскую сферу России, есть немало вопросов, которые не могут быть решены в рамках действующего законодательства. В сфере защиты прав потребителей на финансовом рынке я хотел бы акцентировать внимание на четырех серьезных проблемах, требующих решения на законодательном уровне: 

  1. Уточнение понятия потребитель, в первую очередь в приложении к финансовым и инвестиционным услугам. Во многих случаях поставщикам услуг сегодня удается уходить от ответственности по закону «О защите прав потребителей». Например, большинство инвестиционных услуг не рассматриваются как потребительские, поскольку формально отношения между инвестором и финансовым институтом считаются относящимися к «предпринимательской» деятельности. Хотя они, как правило, предлагаются гражданам в качестве альтернативы банковским вкладам. 

Отношения сторон при потребительском кредитовании подпадают под действие закона «О защите прав потребителей», однако, когда права требования кредита переходят от кредитора к коллектору, Закон, по сути, перестает действовать, поскольку коллектор «не предоставляет услугу», а лишь взыскивает долг. 

Не подпадают под действие закона «О защите прав потребителей» отношения сторон в псевдоломбардах. Эти, по сути дела комиссионные магазины, которые вместо положенного для ломбарда договора о потребительском кредите оформляют договор покупки у гражданина «предмета залога» с временным правом обратного выкупа. 

Таких «темных» с точки зрения потребительского законодательства зон на финансовом рынке образовалось немало. Отношения вне закона «О защите прав потребителей» для предпринимателей оказываются более привлекательными, поскольку предполагают существенно меньшую ответственность при нарушении законодательства, а также «комфортную» подсудность - в «своем» суде. 

Полагаю, что настало время уточнить сферу действия Закона, распространив его на все отношения между покупателями и продавцами/производителями услуг, ориентированными на граждан, вне зависимости от форм договоров, по которым эти услуги оформляются. 

  1. Закрепление в законодательстве права на имущественную защиту прав потребителей финансовых услуг путем создания страховых или компенсационных фондов. Идеи создания таких фондов обсуждаются давно, однако реально действует пока только защита вкладов в коммерческих банках и инвестиций пенсионных накоплений в НПФ. 
  2. Конкретизация понятия компенсации морального вреда. Закон «О защите прав потребителей» ничего не говорит о том, как должен определяться размер компенсации морального вреда, оставляя этот вопрос в сфере компетенции суда. Между тем судебная практика свидетельствует о крайне незначительных суммах компенсаций. Редко, когда она превышает 2-5 тысяч рублей. Во многих случаях при грубых нарушениях потребительских прав на финансовом рынке, в которых не было прямых финансовых потерь гражданина, но которые привели к длительным неудобствам, к необходимости месяцами восстанавливать справедливость, компенсация морального вреда является практически единственным возможным наказанием для нарушителя. Однако перспектива получить в качестве компенсации по результатам судебного разбирательства несколько тысяч рублей мало кого из потребителей может подтолкнуть к отстаиванию своих прав. Поэтому в большинстве случаев нарушитель потребительского законодательства оказывается ненаказуемым. 

По нашему мнению, необходимо прописать в законе, что суды при определении размера компенсации морального вреда должны учитывать, в том числе, время и усилия, потраченные потребителем на восстановление справедливости. 

  1. Стимулирование досудебных форм решения потребительских споров. Ежегодно проходят сотни тысяч судебных потребительских процессов, которые нередко затягиваются на длительный срок, что, с одной стороны, затрудняет восстановление нарушенных прав граждан, а с другой – оказывает серьезную нагрузку на судебную систему. Призванные помочь потребителям общественные организации оказываются также заинтересованными в судебном решении споров, поскольку только в этом случае они могут рассчитывать на компенсацию за помощь потребителю в форме штрафа с нарушителя. 

Во многих странах существуют специальные институты досудебного решения потребительских проблем. У нас возможность создания такого института (службы финансового уполномоченного) обсуждается не первый год. Законопроект о службе финансового уполномоченного даже прошел первое чтение в Госдуме. Однако ясности в том, когда и в каком виде он будет принят, а главное когда эта служба будет создана и что она будет из себя представлять, - пока нет. 

В этой связи представляется целесообразным активизировать принятие закона о формировании службы финансового уполномоченного, определив в рамках закона «О защите прав потребителей» его ведущую роль на досудебном этапе решения потребительских споров. 

  1. Серьезной проблемой в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг стало применение судами 333 статьи ГК РФ (Уменьшение неустойки), которая позволяет снижать размер штрафных санкций «в случае явной несоразмерности последствиям нарушения». Следует отметить, что размер потребительских штрафов в РФ относительно невелик, поэтому снижение в разы их размеров по 333 статье приводит к тому, что штрафы перестают стимулировать предпринимателей к соблюдению потребительского законодательства. Особенно серьезные перекосы сегодня наблюдаются в сфере долевого строительства, где суды из нежелания «навредить строительной отрасли» сокращают размер неустоек за срыв сроков строительства в 3-7 раз. В результате дольщик не получает нормальной компенсации, а недобросовестный застройщик почти бесплатно пользуется деньгами граждан-инвесторов. 

Считаем целесообразным ввести ограничения на использование судами 333 статьи ГК РФ в сфере закона «О защите прав потребителей». 


Управляющий Федеральным общественно-государственным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин


Возврат к списку